Закон об уголовной ответственности юридических лиц

26.05.2013 в Для адвокатов и юристов, Законодательство, Новости

Определен перечень преступлений, за совершение которых уполномоченным лицом юрлица к последнему могут быть применены меры уголовно-правового характера. За проект проголосовал 301 депутат.

Верховная Рада сегодня на основе проекта № 2990 приняла Закон о внесении изменений в некоторые законодательные акты Украины (относительно выполнения Плана действий по либерализации Европейским Союзом визового режима для Украины относительно ответственности юридических лиц). Эта законотворческая инициатива принадлежит группе нардепов: О.Махницкий, П.Петренко, А.Кожемякин, С.Тигипко и В.Чумак.

Законом определен конкретный перечень преступлений, совершение которых руководителем, учредителем, участником или другим уполномоченным лицом юрлица от его имени и в его интересах является основанием для применения к юрлицу мер уголовно-правового характера:

- ст. 209 УК: легализация (отмывание) доходов, полученных преступным путем;

- ст. 258-258-5 УК: террористический акт, вовлечение в совершение террористического акта, публичные призывы к его совершению, создание террористической группы или террористической организации, содействие совершению террористического акта, финансирование терроризма;

- ст. 306 УК: использования средств, полученных от незаконного оборота наркотических средств, психотропных веществ, их аналогов, прекурсоров, ядовитых или сильнодействующих веществ или ядовитых или сильнодействующих лекарственных средств;

- ст. 368-369-2 УК: получение взятки, незаконное обогащение, коммерческий подкуп должностного лица юрлица частного права независимо от организационно-правовой формы, подкуп лица, которое предоставляет публичные услуги, предложение или дача взятки, злоупотребление влиянием.

Меры уголовно-правового характера могут быть применены судом к предприятию, учреждению или организации, кроме госорганов, органов власти АР Крым, органов местного самоуправления, организаций, созданных ими в установленном порядке, которые полностью содержатся за счет соответственно госбюджета или местного бюджета, фондов общеобязательного государственного соцстрахования, Фонда гарантирования вкладов физлиц, а также международных организаций

Среди мер уголовно-правового характера, которые могут применяться к юрлицам:

1) штраф в размере от 5 до 75 тыс. необлагаемых минимумов доходов граждан;

2) конфискация имущества;

3) ликвидация, которая применяется судом в случае совершения соответствующими лицами любого из преступлений, предусмотренных ст.258-258-5 УК. А в Кабминовской версии уточнение касалось тяжкого или особо тяжкого преступления.

Также определен порядок производства в отношении юридического лица, которое будет осуществляться одновременно с уголовным производством в отношении физических лиц, которые от имени и в интересах этого юридического лица совершили преступление. Такие изменения внесены в Уголовно-процессуальный кодекс.

А внесенными изменениями в Закон об обеспечении безопасности лиц, участвующих в уголовном судопроизводстве, предоставлено право представителю юридического лица, в отношении которого осуществляется производство, на обеспечение безопасности.

С поименным голосованием можно ознакомиться на сайте ВР.

Напомним, что в парламент был подан и подобный правительственный проект № 2032, который активно обсуждался в профессиональных кругах и успел вызвать недовольство как юристов, так и бизнеса. В целом, юристы склонны считать, что подобная инициатива более чем преждевременна. Документ не прошел общественное обсуждение и, в связи с массой выявленных недостатков, его рассмотрение было отложено.

Правовые известия  23.05.2013

Неясно, как будет осуществляться досудебное расследование в отношении юрлиц, — юрист Агия Ахундова

Агия Ахундова, управляющий партнер АК «Юридические традиции», в комментарии ЮРЛИГЕ рассказала, как повлияет на бизнес и юристов Закон об уголовной ответственности юрлиц, а также что нужно сделать для адекватного применения данного нормативного акта.

23 мая2013 г. Верховной Радой был принят за основу и в целом законопроект № 2990 относительно выполнения Плана действий по либерализации Европейским Союзом визового режима для Украины относительно ответственности юридических лиц. Закон, после подписания его Президентом, вступит в силу с 1 сентября2014 г.

Указанным Законом вводится институт применения мер уголовно-правового характера к юридическим лицам. То есть, фактически, юрлицо становится полноценным участником уголовного производства и будет нести уголовную ответственность за действия, совершенные от имени и в интересах физическим лицом. Агия Ахундова считает, что принятых изменений недостаточно для внедрения нового института уголовного права и необходимо внести изменения в ряд нормативных актов и концептуально изменить теорию национальной уголовной науки.

Кроме того, анализируя виды мер уголовно-правового характера, которые предлагается применять к юрлицу, можно прийти к выводу, что в Украине сохраняется неоправданная тенденция к криминализации правонарушений. К примеру, учитывая, что ликвидация и конфискация имущества юридического лица может применяться только при совершении его уполномоченным лицом преступлений, связанных с террористической деятельностью, единственными видом наказания для юрлица за более распространенные правонарушения (взятка, легализация доходов) остается штраф. То есть, отмечает юрист, если бы законодатель пошел путем усиления административной, а не уголовной ответственности юрлиц, государство достигло бы тех же результатов — уплаты штрафа за правонарушение.

Более того, привлечение к административной ответственности уменьшало бы риски нарушения прав юрлица во время досудебного расследования. В настоящее время неясно, каким образом будет осуществляться досудебное расследование в отношении юрлиц, какие процессуальные меры могут быть применены к такому лицу, какие полномочия будут иметь органы досудебного следствия и как это повлияет на возможность осуществления хозяйственной деятельности предприятия и на возможность восстановления своего положения, включая восстановление деловой репутации, в случаях, когда будет установлено отсутствие оснований для привлечения юридического лица к ответственности.

Также в принятом Законе отсутствуют четкие критерии признаков, которые могут свидетельствовать о том, что уголовное правонарушение совершено именно в интересах юридического лица. Следовательно, именно эта грань, по мнению юриста, будет наиболее спорным вопросом в ходе расследования подобных дел. Кроме того, хотя Закон и принят во исполнение мер по борьбе с коррупцией, основные субъекты коррупционных преступлений, а именно госорганы, органы местного самоуправления избегают этой ответственности.

Учитывая то, что уголовное производство в отношении юридического лица будет осуществляться совместно с производством по физлицу, подследственность дел по юрлицам не будет отдельной. Следовательно, именно от квалификации рядовых следователей будет зависеть превратится данная законодательная инициатива в очередной инструмент воздействия на бизнес, или будет действительно способствовать очищению общества от преступных элементов.

Положительным изменением, по сравнению с проектом № 2032, является невозможность предварительного расследования в отношении юридического лица до момента предъявления уведомления о подозрении физическому лицу, а также расширение оснований для закрытия уголовного производства в отношении юридического лица, а именно установление отсутствия оснований для применения к нему мер уголовно-правового характера, то есть фактически установления, что уполномоченное физлицо не действовала от имени и в интересах юридического лица.

Также следует отметить, что за день до принятия проекта № 2990 Верховная Рада направила на подпись Президенту Закон относительно приведения законодательства в соответствие с УПК, согласно которому в целом ряде законов слово «преступление» было изменено на «уголовное правонарушние». Несмотря на это, в Законе об уголовной ответственности юрлиц такое понятие как «преступление» еще осталось.

Правовые известия  24.05.2013

Фирменная уголовная статья. За что будут наказывать юрлиц

liga.net 29.05.2013

Закон об уголовной ответственности для юрлиц несет слишком много рисков, считает адвокат Анжелика Сицко
На прошлой неделе Верховная Рада Украины ввела уголовную ответственность для юридических лиц. Однако новый закон, на мой взгляд, достаточно сырой и требует серьезной доработки. В противном случае документ принесет больше вреда, нежели пользы.

Во-первых, из документа абсолютно не понятно положение юридического лица. В отличие от физического лица, оно не является субъектом преступления, основания привлечения к уголовной ответственности на него не распространяются и ответственность юридического лица не является наказанием. То, к чему будут привлекать юридическое лицо, именовано не «наказанием», а «мерами уголовно-правового характера». Однако что именно следует понимать под этим новым видом ответственности, не раскрывается.

Напомню, что ст.1 Уголовного кодекса Украины (УК) устанавливает задания кодекса и методы, с помощью которых эти задания выполняются. Так, в ч.2 ст.1 указано, что кодекс определяет, какие общественно-опасные деяния являются преступлением и какие наказания применяются к лицам, их совершившим. После появления нового субъекта ответственности задания и методы УК остаются неизменными, соответственно не понятно, какое отношение к кодексу имеют юридические лица и установленные для них меры уголовно-правового характера.

Во-вторых, привязка юридического лица к ответственности сделана через его «уполномоченное лицо» и совершение таким лицом определенных преступлений, а в некоторых случаях — также при наличии определенной заинтересованности самого юридического лица. При этом ответственность «уполномоченного» возможна лишь при наличии вины, а ответственность юридического лица наличие вины не предполагает, Это не только противоречит сути привлечения к ответственности, но и может стать основой для привлечения к ответственности лиц, к преступлению абсолютно не причастных.

Ведь не исключено, что преступление могло быть совершено несколько лет назад, и лицо, его совершившее, может более не иметь никакого отношения к юридическому лицу. Более того, у предприятия могут быть новые собственники, которые не знают о совершенном преступлении. Предприятие теперь ведет законную деятельность, имеет невыполненные контракты, на нем работают люди. Спрашивается, за что предприятие будет нести ответственность в таком случае? Дополнительно ситуацию усугубляет то, что срок применения мер уголовно-правового характера отождествлен со сроком привлечения «уполномоченного лица» к уголовной ответственности. То есть, если «уполномоченный» прячется от следствия и суда, то и для предприятия срок давности приостанавливается. При этом никого не интересует, что само предприятие своего местонахождения не меняло, находится в поле доступа правоохранителей и суда, новые его представители не имеют ни малейшего понятия о ранее совершенном преступлении.

Не исключено, что преступление могло быть совершено несколько лет назад, и уполномоченное должностное лицо, его совершившее, может более не иметь никакого отношения к юрлицу. Более того, у предприятия могут быть новые собственники, которые не знают о совершенном преступлении. Теперь предприятие ведет законную деятельность, имеет невыполненные контракты, на нем работают люди. За что предприятие будет нести ответственность в таком случае?

Кроме того, абсолютно несправедливо устанавливать меру ответственности юридического лица, привязываясь к действиям, осуществленным его «уполномоченным лицом». На мой взгляд, при определении меры ответственности, должна исследоваться история юридического лица как до, так и после совершения преступления, а также действия других уполномоченных лиц, направленных на предотвращение или же ликвидацию последствий совершенного преступления.

Тем более нельзя ставить действия «уполномоченных лиц» в основу решения о ликвидации предприятия. Это вопрос отдельного производства, не отягощенного доказыванием обстоятельств совершенного преступления, в котором должны рассматриваться аспекты хозяйственной деятельности предприятия и последствия такой ликвидации, поскольку на таком предприятии может работать большое количество человек, не ведающих о преступлении, и их решение о ликвидации попросту оставит без работы.

Анжелика Сицко,
адвокат, партнер ЮФ Гвоздий и Оберкович

Юристы не видят позитива в Законе об уголовной ответственности юрлиц

23 мая2013 г. Верховная Рада Украины на основе проекта № 2990 приняла Закон о внесении изменений в некоторые законодательные акты Украины (относительно выполнения Плана действий по либерализации Европейским Союзом визового режима для Украины относительно ответственности юридических лиц) (далее — Закон об уголовной ответственности юрлиц). Этим Законом определен конкретный перечень преступлений, совершение которых руководителем, учредителем, участником или другим уполномоченным лицом юрлица от его имени и в его интересах является основанием для применения к юрлицу мер уголовно-правового характера.

ЮРЛИГА поинтересовалась у юристов, как принятие данного Закона отразится на деятельности юридических лиц в Украине.

Так, Игорь Черезов, управляющий партнер ЮФ «Черезов и партнеры», считает, что принятый парламентом Закон об уголовной ответственности юрлиц полностью соответствует своему названию в части требований Европейского Союза о принятии подобного закона. «На практике, я думаю, данный Закон будет крайне редко применяться», — считает юрист.

По его словам, во-первых, Законом ограничен круг юридических лиц, к которым могут быть применены меры уголовно-правового характера, а именно: организации и учреждения, полностью содержащиеся за счет государственного или местного бюджета, фондов общеобязательного государственного соцстрахования, Фонда гарантирования вкладов физлиц, а также международных организаций. «Таким образом, правоохранительные органы должны привлекать к уголовной ответственности юридическое лицо, финансируемое бюджетом Украины. В тоже время Закон Украины «О прокуратуре» обязывает данный орган «блюсти» интересы государства в судах», — отмечает И. Черезов. Он считает, что возникает интересная коллизия: привлекая к уголовной ответственности юридическое лицо, имеющее государственное финансирование, прокуратура фактически должна стать на его защиту. А кто же тогда будет поддерживать обвинение в суде?

«Во-вторых, перечень преступлений, совершение которых руководителем, учредителем, участником является основанием для применения к юридическому лицу мер уголовно-правового характера, таков, что уголовное производство в отношении всего юридического лица практически нереально. Мне сложно себе представить ситуацию, когда чиновник получает взятку для того, чтобы «обогатить» все государственное учреждение, в котором он работает. Или, скажем, все госучреждение использует средства, полученные от незаконного оборота наркотических средств», — заявил И. Черезов.

В-третьих, И. Черезов отметил, что действующим Уголовным процессуальным кодексом определены права и обязанности подозреваемого в совершении преступления, участника уголовного производства, исходя из того, что он физическое лицо. Необходимо внесение существенных изменений в целый ряд кодексов и законов, чтобы принятый Верховной Радой Закон об уголовной ответственности юрлиц действительно заработал.

Таким образом, И. Черезов считает, что обсуждаемый Закон скорее принят «для галочки», нежели для реальной борьбы с коррупцией в государственных органах.

В свою очередь, адвокат АК «Правочин» Сергей Рымар придерживается того мнения, что возможность применения мер уголовно-правового характера к юридическим лицам за преступления, совершенные их руководителями (сотрудниками), полностью нивелирует принцип индивидуальной ответственности за совершенное преступление.

«Принятие такого Закона, какими бы благими намерениями оно не было вызвано, в дальнейшем будет иметь крайне негативные последствия для бизнеса, поскольку в руках правоохранителей оказался мощный инструмент, используя который можно фактически беспрепятственно заниматься рейдерством как в интересах государства, так и непосредственно отдельных людей», — заявил С. Рымар.

При этом он добавил, что как бы ни были прописаны в Кодексе гарантии защиты юридических лиц и какими бы убедительными не были заверения авторов Закона о необходимости его принятия в связи с существующей практикой и требованиями Европейского Союза, уверены, что в украинских реалиях на местах принятые нормы будут истолковываться исключительно с целью собственной наживы или исходя из политической целесообразности. «Более того, как следует из выводов к законопроекту Главного научно-экспертного управления, его авторы значительно перевыполнили требования международных правовых актов в сфере борьбы с коррупцией», — заявил юрист.

Новости юррынка 05.06.2013

а раньше предупреждали …. 

Почему юристы не поддерживают проект об уголовной ответственности юрлиц?

17 апреля состоялся круглый стол на тему «Риски и последствия введения мер уголовно-правового характера относительно юридических лиц». Организаторами мероприятия выступили Ассоциация адвокатов Украины совместно с кафедрой правосудия юридического факультета КНУ им. Т.Г.Шевченко при поддержке АК «Юридические традиции».

Проект № 2032 о мерах уголовно-правового характера относительно юрлиц, который в январе этого года Кабмин внес в Верховную Раду, как оказалось беспокоит юристов гораздо сильнее, чем можно было бы подумать. Так в чем же проблема?

Данным документом предлагается дополнить Общую часть Уголовного кодекса разделом XIV-1 «Меры уголовно-правового характера относительно юрлиц».

Основанием для применения к юрлицу мер уголовно-правового характера является совершение самостоятельно или в соучастии преступления от имени и в интересах такого юридического лица его руководителем, учредителем, участником или другим уполномоченным лицом, а также использование такими лицами в любой способ юрлица с целью совершения, сокрытия преступления или его последствий.

Меры уголовно-правового характера не применяются к юрлицам публичного права, которые полностью содержатся за счет государственного или местных бюджетов, а также к международным организациям.

Предполагается, что к юрлицам будут применяться:

1) штраф в размере от 5 до 75 тыс. необлагаемых минимумов доходов граждан;

2) запрет заниматься определенным видом деятельности на срок от 3 месяцев до 3 лет;

3) конфискация имущества;

4) ликвидация (применяется судом в случае совершения тяжкого или особо тяжкого преступления).

Практически все участники круглого стола называют документ «сырым» и преждевременным. Кроме того, по словам юристов, та редакция проекта, которую мы имеем сейчас, может послужить прекрасным прикрытием для рейдерских схем. Данный документ нужен только для того, чтобы привязать любого человека к предприятию и банкротить все подряд.

Александра Яценко, адвокат АК «Юридические традиции», видит еще одну проблему законопроекта в связке с нормами проекта № 1103 относительно специальной конфискации. Так, одна из норм документа предлагает исключить из ст. 171 УПК положение об обязанности следователя при обращении в суд о наложении ареста на имущество предоставить доказательства, что данное имущество принадлежит именно этому юрлицу. Все это, вместе с нормами проекта № 2032 дает нам следующую схему: следователь возбуждает уголовное производство в отношении директора юрлица, к примеру, и одновременно с этим он может начать производство относительно юрлица. Затем следователь обращается в суд с просьбой относительно наложения ареста на имущество. А так как, учитывая нормы проекта № 1103, ему не нужно подавать доказательства принадлежности имущества, а суду незачем отказывать, налагается арест. Расследование ведется медленно и в результате мы получаем ликвидацию предприятия де-факто.

Отметим, что правительственный проект № 1103 был раскритикован комитетами и рекомендован к доработке. Однако сегодня, 18 апреля, ВР был принят другой проект в отношении специальной конфискации — № 2803 о внесении изменений в УК и УПК относительно выполнения Плана действий по либерализации Европейским Союзом визового режима для Украины.

И это далеко не все вопросы, которые появились у юристов документ после прочтения. Как обстоят дела с интересами трудового коллектива, когда ликвидируется предприятие? И вообще, как можно применять принцип индивидуализации наказания в отношении юридического лица? Как при такой концепции ответственности учитываются права миниритариев, которые даже повлиять не могут на решения будто бы уполномоченных лиц? Ответы, как можно догадаться, в законопроекте не предвидятся.

Вызывает нарекания и тот факт, что расследованием подобных дел будут заниматься обычные следователи райотделов. Откуда у них необходимая компетенция? Ведь для этого нужно быть еще и экономистом. К тому же, при существующей загруженности следователей ОВД, они просто не потянут еще и эту категорию дел, отмечают юристы.

Контрастно на фоне вала критики документа звучит позиция Юрия Лавренюка, председателя Всеукраинской Специальной Коллегии по вопросам борьбы с коррупцией и организованной преступностью. Так, хоть г-н Лавренюк и считает, что проект нельзя принимать в существующей редакции, однако в целом, по его мнению, документ необходим, в частности для того, чтобы возмещать государству нанесенный ущерб. «Ошибкой было то, что документ до момента внесения в ВР не прошел стадию общественного обсуждения. В таком случае проблемные моменты были бы обнаружены еще до момента регистрации в парламенте. Однако ситуация на сегодня такова, что рассмотрение проекта № 2032 отложено, поскольку если его принимать сейчас в существующей редакции, то ко второму чтению нельзя будет внести необходимые правки ».

По результатам круглого стола была принята резолюция, окончательная версия которой будет еще дорабатываться. В числе предложений, отраженных в резолюции:

- ограничить применение мер уголовно-правового характера относительно юрлиц исключительно в случае совершения коррупционных преступлений с определением исчерпывающего перечня таких преступлений;

- определить моментом начала уголовного производства в отношении юридического лица момент вступления в законную силу обвинительного приговора, которым установлено виновность соответствующего физлица;

- дополнить перечень оснований для закрытия уголовного производства относительно юрлица;

- установить право суда на применение ликвидации и конфискации всего имущества исключительно в случаях совершения преступления преступной организацией;

- определить механизмы восстановления положения и нарушенных прав юрлица, а также возмещения ущерба юрлицу после вынесения оправдательного приговора или закрытия уголовного производства на стадии досудебного следствия.

Главный посыл, который юристы также хотели бы донести до власть имущих, — это то, что подобный законопроект не нужен, у нас достаточно мер воздействия на юрлиц, и не нужно наново придумывать велосипед.

Данная резолюция будет направлена Премьер-министру, Министру юстиции, председателям комитетов ВР по вопросам борьбы с организованной преступностью и коррупцией, верховенства права и правосудия, по вопросам законодательного обеспечения правоохранительной деятельности, по вопросам правовой политики.

Адвокат Николай Сирый также считает нужным обратиться за помощью к Национальной ассоциации адвокатов и соответствующим региональным органам с целью проведения разъяснительной работы адвокатами среди своих клиентов, объясняя им все нюансы проекта. Понравится ли предпринимателям такая ситуация? В противном случае, резюмирует адвокат, работы юристам после вступления в силу соответствующего закона добавиться ненадолго — месяца на 2-3, а затем они останутся и вовсе без клиентов.

Новости юррынка   18.04.2013

Антикоррупционая «бомба» в уголовном праве

О теоретической и практической нецелесообразности введения уголовной ответственности юридических лиц читайте в материале издания «ЮРИСТ & ЗАКОН» от 13.06.2013 г., № 42

У квітні — травні Верховною Радою України було прийнято ряд законів, направлених на посилення боротьби з корупцією. Спочатку Законом від 18.04.2013 р. № 221-VII було викладено в новій редакції ряд статей Кримінального кодексу України (далі — КК України), що стосуються кримінальної відповідальності за корупційні діяння. Потім Законом від 14.05.2013 року № 224-VII розширено зміст та обсяг антикорупційних обмежень для чиновників. І нарешті, Законом № 2990, що ще не підписаний Президентом, було введено кримінальну відповідальність юридичних осіб за вчинення їх посадовими особами корупційних діянь. Звичайно, найбільший резонанс викликало прийняття останнього з зазначених законів, введення в дію якого може «підірвати» існуючі теоретичні уявлення про зміст і сутність кримінального права. І, більше того, сама концепція якого протирічить положенням Конституції України. Тому в цій статті проаналізуємо положення саме Закону № 2990.

Перш за все, антиконституційним виглядає положення щодо можливості притягнення юридичної особи до кримінальної відповідальності незалежно від факту наявності її вини, лише на підставі визнання винною у вчиненні злочину особи, уповноваженої діяти від її імені. Можливість накладення кримінального покарання на юридичну особу без доведення факту наявності її вини у вчиненні злочину суперечить положенням ст. 62 Конституції України, відповідно до якої особа не може бути піддана кримінальному покаранню, доки її вину не буде доведено в законному порядку і встановлено обвинувальним вироком суду. Наявність вини — обов’язкова умова притягнення особи до кримінальної відповідальності і, на мою думку, неважливо про яку особу йдеться: фізичну чи юридичну.

У даному випадку постає запитання про те, чи може юридична особа бути винною у вчиненні злочину, з огляду на те, що відповідно до ст. 23 КК України вина — це психічне ставлення особи до вчинюваної дії чи бездіяльності. Юридична особа, будучи штучним утворенням, не наділена психікою і, відповідно, не може відчувати почуття вини. А раз так, то довести наявність у її діях вини неможливо. Отже, неможливо і притягнути її до кримінальної відповідальності. Напевне, саме з цих підстав виходили автори КК України, визначаючи в якості суб’єкта злочину саме фізичну осудну особу.

Введення кримінальної відповідальності юридичної особи протирічить також положенням ст. 2 КК України, відповідно до якої підставою кримінальної відповідальності є вчинення особою суспільно небезпечного діяння, яке містить склад злочину. Юридична особа самостійно не вчиняє і не може вчинити злочин, адже відповідно до ст. 11 КК України злочин — суспільно небезпечне винне діяння (дія або бездіяльність), вчинене суб’єктом злочину. Юридична особа не є суб’єктом злочину і не може вчиняти винних діянь (оскільки не володіє ні волею, ні психікою), а отже, немає й підстав для притягнення її до кримінальної відповідальності.

Юридична особа не є суб’єктом злочину і не може вчиняти злочину, тому підстав для притягнення її до кримінальної відповідальності немає. Юридична особа завжди діє через фізичних осіб, уповноважених на виконання ними своїх функцій, які можуть усвідомлювати свої дії та керувати ними. І навіть якщо вони вчиняють злочин від імені юридичної особи і в її інтересах, це не звільняє їх від кримінальної відповідальності. Маючи свідомість і волю, фізичні особи завжди мають можливість відмовитися від виконання незаконних наказів чи розпоряджень юридичної особи і тим самим уникнути кримінальної відповідальності, яку в цьому разі може понести особа, що цей наказ віддала.

Юридичні особи, будучи організаціями, об’єднують волю та інтереси різних осіб, починаючи від засновників (учасників) цієї юридичної особи і закінчуючи робітниками. Кожен з них, у міру своїх повноважень, може вчиняти дії від імені юридичної особи, але дуже часто такі дії вчиняються ними у власних інтересах, а не в інтересах юридичної особи. І необхідність покарання в таких випадках юридичної особи за дії свого представника є, щонайменше, сумнівною.

Зазначені теоретичні проблеми матимуть негативне відображення на практиці. Скажімо, якщо директор підприємства дасть хабара (точніше, за новою термінологією, запропонує або надасть службовій особі органу влади неправомірну вигоду) за отримання цим підприємством ліцензії чи іншого дозвільного документа, то навіть якщо після цього він буде звільнений з посади і такі його дії будуть засуджені учасниками юридичної особи, це не звільнить юридичну особу він кримінальної відповідальності. Більше того, з моменту вчинення директором такого злочину може минути значний період часу (до 15 років, не рахуючи переривання строку давності), за яких в юридичній особі можуть змінитись не лише правління, але й склад учасників, тим не менше, вона змушена буде нести кримінальну відповідальність за минулі дії свого колишнього керівника.

Все це вказує на теоретичну та практичну недоцільність введення кримінальної відповідальності юридичної особи. Власне, якщо бути послідовним і дотримуватись принципу рівності всіх суб’єктів права перед законом, то можна дійти висновку про можливість притягнення до кримінальної відповідальності і державного органу, уповноважена особа якого вчинила корупційне діяння чи сприяла тероризму. Законодавець при прийнятті Закону № 2990 завбачливо передбачив, що заходи кримінально-правового характеру не можуть бути застосовані судом до державних органів, органів влади Автономної Республіки Крим, органів місцевого самоврядування, організацій, створених ними у встановленому порядку. Але чим ці суб’єкти, теж до речі створені у формі юридичних осіб, кращі? У всякому разі щодо соціальної корисності та законності діяльності багато юридичних осіб з ними може посперечатися.

З урахуванням цих ключових і принципових зауважень до Закону № 2990 залишається невирішеним питання щодо виконання Україною зобов’язань, взятих нею при ратифікації Кримінальної конвенції про боротьбу з корупцією, Конвенції Ради Європи про запобігання тероризму, Міжнародної конвенції про боротьбу з фінансуванням тероризму. Але, по-перше, при підписанні цих документів варто було враховувати положення ч. 2 ст. 9 Конституції України, відповідно до якої укладення міжнародних договорів, які суперечать Конституції України, можливе лише після внесення відповідних змін до Конституції України, і не ратифіковувати документи, положення яких можуть суперечити Конституції України. А по-друге, зазначені документи не зобов’язують Україну вводити саме кримінальну відповідальність юридичних осіб. Відповідно до ч. 2 ст. 10 Конвенцією Ради Європи про запобігання тероризму, наприклад, відповідальність юридичних осіб може бути кримінальною, цивільною або адміністративною. Тому введення саме кримінальної відповідальності не є конче необхідним. Це результат творчості народних депутатів, а не вимог міжнародних документів.

ВИСНОВОК:
Введення кримінальної відповідальності юридичних осіб є теоретично і практично невиправданим.

Микола Хахула, адвокат, адвокатське бюро «Advocatvirtus»
Аналитика правоприменения 19.06.2013

YR_BPshare: Facebook YR_BPshare: LinkedIn  YR_BPshare: Google+  YR_BPshare: vkontakte

 

Прокомментировать

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *


− 2 = один

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>

МЕТА - Украина. Рейтинг сайтов